“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
13.06.2014, 19:06
1462

Национальная идея и прорыв в будущее

A- A+

Азербайджанство, как идеологическая конструкция, взяло на себя выполнение этой исторической миссии..

Олег Цыганов 

Опубликованная в газете «Бакинский рабочий» статья главы Администрации президента Азербайджана Рамиза Мехтиева «Современный Азербайджан как воплощение национальной идеи» являет собой весьма примечательное исследование, направленное на осмысление опыта национального строительства на территории бывшей Российской империи. Содержащиеся в ней наблюдения и выводы представляют интерес не только для Азербайджана, но и для политической элиты других постсоветских государств, а также самой России.

Как пишет Мехтиев, создание Азербайджанской Демократической Республики в мае 1918 г. стало объективным завершением процесса самосознания азербайджанского народа. К тому времени азербайджанская национальная идея и «азербайджанство» в качестве консолидирующей идеологии уже обрели более или менее законченное для того времени содержание, став яркой попыткой возродить национальный дух и механизмы национально-культурного воспроизводства, в том числе и спасения народа от постепенного изгнания со своей исторической территории. Ее реализация предполагала создание своей национальной автономии, а в последующем и самостоятельного, независимого государства.
Таким образом, Мехтиев проводит логическую линию от процессов роста национального самосознания в конце ХIХ — начале ХХ века к появлению новой государственности. В этом, в частности, заключается важное отличие данной статьи от многих работ российских авторов, занимающихся проблематикой «национальной идеи». Они в той или иной степени и до сих пор не могут освободиться от восприятия периода 1917-1918 годов как своего рода разрыва исторической традиции. Соответственно очень трудно прочертить некую единую, воспринимаемую консенсусно всем населением страны линию духовной и культурной преемственности. Между Российской империей и нынешней Россией. Между Советским Союзом и нынешней Россией. Получается, что население такой линии не просматривает и не воспринимает. И либо все прошлое видится обывателем как «проклятое», из которого нечего и незачем черпать в нынешней жизни, либо же его идеализируют, пытаясь убедить современников в том, что это «идеальное» прошлое надо непременно реставрировать, приспособив для решения современных задач. 
Справедливости ради надо отметить, что современный Азербайджан стал практически единственной страной на просторах бывшего СССР, в котором удалось избежать «комплексов» как первого, так и второго рода и благодаря проявлению ответственного лидерства сначала Гeйдaра Aлиeва, а затем Ильxaма Aлиeва установить в сознании правящей элиты и населения адекватный баланс между преемственностью и обновлением, между уважением к исторической национальной традиции и устремлением в будущее, а не в прошлое. Эти выводы в том числе подтверждаются и при прочтении статьи Рамиза Мехтиева.
Как пишет автор данной программной статьи, «азербайджанская национальная идея прошла долгий путь определения приоритетов, в ходе которого на начальном этапе появилась религиозная составляющая, в дальнейшем постепенно трансформировавшаяся в культурно-историческую парадигму национального самопознания — тюркизм. Эволюция общественной мысли в Азербайджане XIX-XX вв. выстроила формулу, в которой нашли отражение приоритеты национального развития — «тюркизация, исламизация, европеизация». Именно эти идеи сегодня олицетворяются тремя цветами Государственного флага Азербайджана».
Любопытно также присмотреться к тому, как Мехтиев осмысливает опыт начала 90-х годов, а также сравнить его подход с тем, который нынче восторжествовал среди правящего класса России. В России принято теперь попросту ругать «проклятые 90-е», между ними и современностью словно бы опустился «железный занавес». Однако при этом не происходит осмысление опыта, оценка причин сделанных тогда ошибок. На негативном опыте тоже можно учиться, а не закрывать на него глаза.
Нынешнее азербайджанское руководство вполне отдает себе отчет в том, что принесли стране первые годы восстановления независимости после распада СССР. Тогда азербайджанской политической и интеллектуальной элите удалось выбрать правильный стратегический путь развития страны. Были вовремя преодолены и исправлены допущенные ошибки. В результате сознательных процессов оздоровления страны у руля власти встал Гeйдaр Aлиeв. В этом смысле Азербайджану крайне повезло с лидером нации — он появился в нужный момент истории и выполнил свою историческую миссию. Можно быть уверенным, что если бы так же повезло и остальным постсоветским странам, то сейчас и они развивались бы столь же быстрыми темпами, как Азербайджан, устремляясь в будущее и преодолевая негативные последствия прошлого. Как пишет Рамиз Мехтиев о начале 90-х, «ход негативных общественно-политических процессов настойчиво диктовал, что только личность поистине исторического масштаба, способная выступить как в роли олицетворения определенного набора ключевых ценностей азербайджанской нации, так и в роли сильного и волевого источника нестандартных политических решений, может спасти Азербайджан от угрозы полного развала или расчленения. Только крупному государственному деятелю под силу спасти нацию, воплотить ее идею в жизнь».
В России тоже в конце 90-х пришел к власти сильный лидер — Владимир Путин. Однако, сравнивая его и Гeйдaра Aлиeва, возможно сделать вывод, что это будет сравнение между технократом (эффективным, деятельным, энергичным, популярным) и лидером нации, сумевшим взять на вооружение то, что называется национальной идеей. Путин восстанавливал государственность, строил вертикаль власти, боролся с корыстолюбивыми олигархами. Гeйдaр Aлиeв поднялся до высот не только политического, но и духовного лидерства. 
Национальная идея, напоминает Мехтиев, обращаясь к азербайджанскому опыту 90-х, — это одухотворенная интегративная концепция национального самосознания, которая выражает судьбу народа, его предназначение и мобилизует национальную энергию для реализации судьбоносных задач. Национальная идея не является изобретением одного человека, а вырастает из глубины народного сознания и в конкретное историческое время поддерживается социальной реальностью. В многонациональном государстве национальная идея, чтобы сохранить территориальную целостность, должна учесть интересы всего населения страны, независимо от языкового, этнического и конфессионального различия. Национальная идея — это общая цель и стратегия развития общества.
В этом смысле следует признать: если российский многонациональный народ под водительством Путина еще не мог признаться самому себе в том, что обрел национальную идею, то азербайджанский народ в период правления Гeйдaра Aлиeва уже обрел свою национальную идею.
Сущностный смысл национальной идеи состоит в том, что изначально она может возникать как некая общественная идея, обусловленная пробуждением национального сознания, в частности борьбой за независимость (в России эти процессы был затруднены, ибо страна за независимость, собственно, не боролась). По мере создания государственности и ее эволюции, крепнущего социально-экономического положения страны, развития культуры национальная идея постепенно сливается с национальным интересом, научным осмыслением роли государства в международном сообществе. В этих условиях национальная идея приобретает научную обоснованность и выступает основой для формирования соответствующей идеологии.
Однако, и это также отмечает Мехтиев в своей статье, «политическое развитие последних 20 лет показало, что одной только национальной идеей азербайджанскому обществу не обойтись, что стране необходима новая, современная политическая идеология, базирующаяся на национальных интересах. Именно по этой причине определение сущности идеологической конструкции современного Азербайджана весьма актуально. Фактически эту миссию вот уже 18 лет взяла на себя идеологическая конструкция «азербайджанство». В этом, надо признать, Азербайджан также опередил Россию. Общероссийской идеологической конструкции аналогичного свойства за последние 10 лет так и не возникло. 
В том числе и потому, что России не удалось преодолеть психологию сугубо сырьевой нации. В то время как Азербайджан, по словам Мехтиева, руководствуясь идеологией азербайджанства, идет по пути интеграции своей самобытной страны в ряды информационно-когнитивной (познавательной) цивилизации, то есть того общества, которое основывается на знаниях и формирует экономику знаний. Осознана и решается проблема мобилизации социально активных слоев общества, планомерно ведется работа в направлении солидаризации власти с народными массами вокруг стратегии развития и модернизации стоящих перед страной задач. Принятая в 1995 году Конституция — это идея, которая объединяет всех граждан страны. Именно она удерживает всех людей вместе, но не только память о прошлом. Сегодня Конституция Азербайджана является официальным выражением азербайджанской национальной идеи, не каждая постсоветская нация может похвастаться тем же. 
Основными составляющими азербайджанской национальной идеи в XXI веке являются сохранение государства, территориальной целостности и независимости, всестороннее развитие экономики, благополучие граждан (что включает в себя целый ряд компонентов), современные стандарты образования, духовное развитие, демократия и безопасность с целым рядом вытекающих из нее задач. Нынешнее азербайджанское руководство во главе с президентом Ильxaмом Aлиeвым уверенно ведет страну именно по этому пути.

Газета "Азербайджанские известия" 

08.06.11

http://www.azerizv.az/news/print-7819.html

 

Новости
Выбор редактора