“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
01.09.2018, 20:54
542

О судьбе еврейского населения Кубинского уезда во время погромов

A- A+

Вопрос об участии евреев, как пришлых, так и местных, в кубинских трагедиях в апреле-мае 1918 г., а также о судьбе еврейского населения Кубинского уезда, в целом, в это время, имеет очень важное значение для воссоздания наиболее полной картины происходящих в тот период событий и выявления исторической правды. Как следует из документов, в своих показаниях кубинцы выделяли евреев из общей команды большевиков и армян. Так, в первых отрядах большевиков, стоящих на ст. Хачмас, были и евреи, и двое из них вместе с Геловани и М.Д.Багировым вели с кубинцами переговоры.  Однако, до появления пришлых евреев в Кубе, как уже выше было сказано, кубинцы отправили на ст. Хачмас своих делегатов - «следователя Мануйлова, еврея Нуваха Агабабаева и Шукюра Бабаева, узнать с какой целью большевики собираются прибыть в Кубу», что говорило о том, что все три основные общины города - мусульманская, русская и еврейская - были одинаково озабочены и обеспокоены появлением вооруженных отрядов близ г. Кубы. Однако, когда Геловани, принудив кубинцев признать власть большевиков, уехал и прибыл через несколько дней в Кубу уже с отрядом солдат до 200 человек, «здесь к ним присоединились до 200 евреев». Учитывая, что при Геловани в городе не происходили какие-либо события, направленные против мирного населения, не считая тот случай, когда отряд Геловани «зарекомендовал себя тем, что убил 27 человек мусульман, которые якобы, вышли встречать лезгин, шедших в город»,  никаких упоминаний об этих 200 евреях, в том числе об их участии в этой акции, нет. Через 8-10 дней «к городу подошел отряд лезгин и со стороны еврейской слободы стал обстреливать город, чтобы выгнать насильников. Большевики отстреливались из пулеметов. Перестрелка продолжалась трое суток». Под натиском лезгин большевики стали покидать город, и как следует из множества свидетельств, в том числе самого Геловани, по принуждению ли, или добровольно, но «с ними ушли все русские чиновники, за исключением следователей Мануйлова и Эсмана, аптекари и все армяне... Отряд,  отступая, отстреливался от лезгин. Впереди отряда шли выведенные из города большевиками армяне и русские. Из них оказались убитыми: М.Каспаров, армянский священник, русский священник, аптекарь Голубчин, акцизный чиновник Полохный, доктор Михельс, лесничий Абрасимов, армянин Александр Богданов, Духан Погосов». Конечно, это не полный список погибших во время перестрелки, упомянутых городской главой А. Алибековым, из показаний которого следует, что во время этих боев было убито как минимум 70 мирных горожан. Могли ли быть среди них евреи, безусловно, что могли и были, как следует уже из приведенных Алибековым имен. Несколько кубинцев-евреев также уехали вместе с Геловани.

Через две недели в Кубу вступил 3-х тысячный отряд Амазаспа и в городе начались убийства и грабежи. Как повели себя евреи? «Я слышал, что кубинские евреи указывали армянам дома, которые армяне поджигали»; «По словам армян в их отряде было до трех тысяч человек. Отряд состоял исключительно из армян. Говорили, что в нем находились также евреи, местные и пришлые, но я их не видел». Так же понаслышке упоминают об участии евреев в акциях против мусульман некоторые жители Кубинских селений: «Мы не видели большевиков, но те, кто их видел, говорят, что они состояли исключительно из армян и евреев и несколько человек русских, и что поджигали селения только армяне»; «А не видел отряда на близком расстоянии, и никого из находящихся в нем не опознал, и назвать не могу. Были ли в отряде кроме армян русские и евреи, тоже сказать не могу».

Однако старшина Нюгединского общества Рустам Филейдан оглы уже однозначно утверждал, что: «после разгрома гор. Кубы к нам в селение прибыл отряд пеших и конных армян и евреев. Они начали грабить жителей и награбленное нагружали на фургоны и увозили. Сопротивлявшимся угрожали убийством...». А 60 летний житель села Дигях Алпанского общества Омар Шых Керим оглы даже называл имена: «... когда армяне второй раз разгромили г. Кубу, оттуда пришел к нам значительный отряд войск, состоявший из армян в большинстве и евреев. Мы все разбежались, остались только три старика и две старухи, которые были убиты. Армяне и евреи разгромили наше селение: сожгли все дома за исключением 2-3-ех, всего было в селении 84 дома, мечеть и Коран тоже сожгли... Армяне 2 раза громили наше селение: первый раз по дороге в урочище Кусары, а второй раз на обратном пути. В этом отряде я видел много кубинских евреев, как-то Даниила Йов оглы и других, которых знаю только в лицо...». Также однозначно подтверждал участие евреев в грабежах и насилиях над мусульманами Кубинский городской глава А.Алибеков: «Наравне с армянами творили описанные бесчинства находившиеся в отряде русские и евреи».

Что же вытекает из приведенных выше выдержек из документов?

Кубинские евреи, конечно, не выступили против мусульман г. Кубы и его селений, как это сделали шемахинские молокане, но все же, некоторые представители еврейской общины Кубы участвовали вместе с армянами в актах насилия над мусульманским населением Кубинского уезда, что подтверждается свидетельствами кубинцев. Тот же Али Абас бек Алибеков, чьи показания создают наиболее обширное и достоверное представление о происходящих в эти дни в Кубе событиях, сообщает очень важное сведение о судьбе многочисленной еврейской общины г. Кубы, принявшей, возможно, не самое верное для себя решение накануне отъезда Амазаспа из Кубы: «На 9-й день, когда я был у Амазаспа просить разрешения предать земле трупы убитых, он в моем присутствии обратился к евреям со следующей речью: «Горе вам будет через час или ночью, так как нападут на вас мусульмане и лезгины, и вырежут вас». Между евреями произошла паника, и около 6 тысяч их покинули город, и ушли с армянами».

Эти последние сведения, приведенные А.Алибековым, подтверждаются сообщением из доклада комиссара сводных отрядов красных батальонов, выступивших 16 мая 1918 г. со станции Хачмас по направлению к Дербенту, Касрадзе: «Возвращаясь из Хачмаса, мы были свидетелями панического бегства еврейских масс из Кубы и других селений. Они были босы, измучены и ютились под открытым небом, в грязи и невольно стали очагом эпидемии тифа, оспы и других заболеваний».

Действительно ли угрожала опасность еврейскому населению Кубы со стороны «мусульман и лезгин»? Нет ни одного, даже косвенного намека, который указал бы на какие-либо намерения мусульманского население Кубы и уезда против евреев, ни до, ни в период, ни после кубинских событий. Следует учесть, что после ухода отряда Амазаспа в городе и, в целом, в уезде была вновь восстановлена т.н. Советская власть в основном с «грузинским» оттенком, при которой не произошли какие-либо межэтнические или антиэтнические столкновения, тем более против евреев. Новая власть смогла договориться даже с такими видными мусульманскими политическими фигурами, как Али бек Зизикский, Мохубали Эфенди и др., которые после падения большевистской власти в конце июля, совместно с другими представителями из властных структур города, состоящими из русских, евреев и др., продолжали контролировать положение в уезде, не позволяя возникновению каких-либо выступлений со стороны отдельных групп населения. Спокойствие и стабильность сохранялись в Кубинском уезде и после установления власти Азербайджанской Демократической Республики.

В декабре 1918 г. в Кубе начала работать следственная группа ЧСК во главе с А.Ф.Новацким, которая обратилась как к властным структурам, так и к населению, с просьбой о предоставлении сведений об известных им случаях насилия со стороны армянских банд против мирных жителей города и уезда. Как следует из документов, Комиссия намеревалась допросить не только мусульман, но представителей других народностей, в том числе и в качестве свидетелей, «которые не совершали никаких насилий над мусульманским населением и которые могли бы дать Комиссии сведения о нападении армянских банд на г. Кубу, разгроме ее и совершении насилий над мусульманским населением этого города. Для примера следует указать, что в Баку к ЧСК обращались в качестве пострадавших не только русские, евреи, поляки, грузины, но даже сами армяне, и члены Комиссии документировали вес их показания, наравне с мусульманами. Однако, согласно материалам ЧСК, на протяжении всего времени нахождения следственной группы в Кубе никто из евреев-кубинцев, проживающих, или, давно вернувшихся в Кубу и в свои селения, не обращался в Комиссию с каким-либо заявлением о совершенном в отношении его насилии или причинении ему убытков. В деле ЧСК имеется лишь один список «лиц, о раненных и изувеченных во время нападения на город армянских банд», представленный приставом 2-ой части гор. Кубы Мамедбековым, в котором перечисляются имена следующих 6 кубинцев-евреев: Авраам Авшалумов, Нури Рахамиль, Рафаил Исраил Нафшаль, Гуршум Пеах, Захарья Нисим, Шулум Исхай», без указания при каких обстоятельствах, когда и кем были ранены или изувечены эти лица.

Таким образом, исходя из документов ЧСК, с учетом всех указанных выше обстоятельств, а также фактов сотрудничества отдельных евреев-кубинцев с армянами, можно утверждать, что евреи, в отличие от мусульман, не были и не могли быть объектом погромов, и не подвергались насилию ни со стороны армянских банд, ни тем более, со стороны «мусульман и лезгин», чем цинично страшил их Амазасп, совершавший невиданные зверства по отношению к последним. Гибель отдельных представителей еврейского населения Кубы имела место во время перестрелок, происходивших как при отступлении отрядов Геловани из города, так и во время наступления бандформирований Амазаспа с трех сторон в Кубу, сопровождавшегося обстрелами города из пушечных снарядов. Массовое же бегство евреев из Кубы вместе с уходящими отрядами Амазаспа, скорее всего, было вызвано страхом, укоренившимся в течение десятилетий в душе еврейского народа, как правило, во все времена становившегося невинной жертвой всех смут и беспорядков, происходивших в местах их проживания.

В этом смысле, не только десятки погибших во время известных событий в Кубе евреев-кубинцев, но и сотни их единоверцев, скончавшихся от болезней, голода и мучений во время скитаний, о которых свидетельствовал красный комиссар Касрадзе, являются такими же жертвами агрессивной националистической политики армян, как и их  сограждане мусульмане-кубинцы.

 

Из книги: «Куба. Апрель-май 1918 г. Мусульманские погромы в документах». Составитель: доктор исторических наук Солмаз Рустамова-Тогиди. Баку. 2010. 552 стр.

 

Новости
Выбор редактора