“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
17.07.2015, 16:01
2434

Молла Панах Вагиф (1717-1797)

A- A+

Молла-Панах Вагиф  родился в 1717 году в крестьянской семье в селении Салахлы нынешнего Казахского района Азербайджана.

Он окончил медресе (мусульманское духовное училище), получил хорошее образование, выучил фарси и арабский язык, имел познания в астрономии, музыке и поэзии. Слушая песни народных певцов-ашугов, которыми славилась его родина, Вагиф уже в юные годы научился играть на сазе и слагать песни.

Вагиф занимался преподавательской деятельностью в медресе при мечети (приставка «молла» к имени поэта связана с этой его деятельностью) в городе Казах. Образованность Вагифа получили известность далеко за пределами его родины. В народе сложилась поговорка: «Не каждый, кто учится, может стать Мола Панахом».

В 50-х годах XVIII века Вагиф переехал в Карабахское ханство и жил вначале в селении Тертербасар, а затем обосновался в столице ханства – городе-крепости Шуше. В Карабахе Вагиф открыл школу, где обучал детей грамоте. В Шуше Вагиф прославился своими замечательными стихами, которые распевались певцами на народных праздниках и торжественных собраниях.

Правитель Карабаха Ибрагим Халил-хан пригласил Вагифа во дворец и назначил везирем (главным министром). На посту везира Карабахского ханства Вагиф проявил незаурядным государственным деятелем, мудрым и дальновидным политиком. По инициативе и при непосредственном участии Вагифа заключен союз между Карабахским ханством и Грузией, куда Вагиф ездил в качестве главы карабахского посольства. Военно-оборонительные союзы был заключены также с Эриванским, Талышским и другими азербайджанскими ханствами. Он же был инициатором переговоров с Россией, имевших целью заручиться её поддержкой. 

Летом 1795 года 85-тысячная персидская армия, которой командовал правитель Ирана Ага-Мухаммед-хан Каджар, выступила из Ардебиля и двинулась в Карабах, чтобы усмирить непокорное Карабахское ханство. В конце июля 1795 года персидские войска подошли к крепости Шуша. Огромной персидской армии противостояло 15-тысячное Карабахское войско. Защитники Шуши отказались сдаться и храбро обороняли крепость. Осада Шуши затянулась и, как сообщает историк Мирза Адигезаль-бек, Ага-Мухаммед шах, решив запугать Ибрагим-Халил хана, выбрал двустишие из касиды поэта Сеид-Мухаммеда Ширази и несколько видоизменил его в соответствии с ситуацией:

Безумец! Град камней летит с небес.

А ты в стеклянных стенах ждешь чудес.

Здесь обыгрывается название осажденного города: Шуша по-азербайджански обозначает «стекло». Листок с этим двустишием был прикреплён к стреле, которую воины шаха запустили в крепость. Когда это письмо дошло до Ибрагим-Халил хана, он вызвал Вагифа, который тут же на обороте письма Ага-Мухаммед шаха написал:

Меня стеклом создатель окружил,

Но в крепкий камень он стекло вложил.

Получив письмо с этим ответом, Ага-Мухаммед шах пришёл в сильную ярость и возобновил пушечный обстрел Шуши. Однако после 33 дней безуспешной осады крепости войска шаха были вынуждены отойти, и направились в Грузию.

Весной 1796 года русские войска под командованием графа Валериана Зубова пришли в Карабах. Ибрагим-Халил хан послал к Зубову своих посланников с богатыми дарами во главе с сыном Абульфат ханом (среди них был и Вагиф) и изъявил покорность российской императрице. Ибрагим-Халил хану и Вагифу от имени Екатерины II преподнесли ценные подарки. Вагифу подарили посох, украшенный драгоценными камнями.

После смерти императрицы Екатерины II император Павел I отозвал русские войска с Кавказа. Воспользовавшись этим, Ага-Мухаммед шах в марте 1797 года начал новый поход на Кавказ, чтобы привести к покорности местных правителей. Так как в Карабахе был неурожай и свирепствовал голод, у Ибрагим-Халил хана не было возможности организовать сопротивление, и он в сопровождении небольшого отряда бежал из города, который был без боя занят войсками персидского шаха. Вагиф был брошен в темницу, и на рассвете его ожидала казнь. По стечению обстоятельств, в тот же вечер за какую-то провинность Ага-Мухаммед шах обещал казнить и трёх своих приближениях. Однако Ага-Мухаммед шах не дожил до утра. Слуги, которым он пригрозил казнью, проникли ночью в спальню шаха и убили его.

* * *

Сразу после убийства шаха Ирана во главе Карабахского ханства встает  Мухаммед бек Джаваншир - сын брата Ибрагим Халил Хана. Кажется, пришло спасение, но нет - Мухаммед бек Джаваншир через некоторое время после освобождения из тюрьмы первого везира ханства Вагифа казнит его и его сына Али бека.

О причинах казни поэта у историков тоже нет единого мнения. По одной из версий Мухаммед бек Джаваншир казнит Вагифа из желания овладеть его красавицей женой Гызханум. Гызханум была второй женой Вагифа (первой женой была Медина). Она была дочкой Дурбанд бека из селения Джинли (Агдамский район) и отличалась необычайной красотой. По красоте в Карабахе она уступала только Кевхарага, дочке Ибрагим Халил хана от жены-грузинки. Красота ей не принесла счастья. После казни Мухаммед бек женится на ней, но его тоже казнят. После этого Гызханум еще трижды выходит замуж - за Мустафу хана Ширванского, Гусейн бека Сарыджалинского и, наконец, за майора русской армии Аббасгуду бека.

Хоронят Вагифа с большими почестями в Шуше недалеко от места казни, в Джыдыр-дюзю .  На могиле его возводят скромный мавзолей, ставший затем местом паломничества.

* * *

После убийства Вагифа дом его оказывается разграбленным, рукописи сожжены. "Диван" его стихов до нас не доходит. Известные сейчас произведения поэта собираются по крупицам несколькими поколениями любителей его творчества. Стихи поэта жили среди ашыгов и в народе. Были и записи его стихов. Оставалось их собрать, записать и опубликовать. Первым это делает Мирза Юсиф Нерсесов (Гарабаги). Он публикует их в 1856 году в Теймурханшурe (Буйнакск). Эстафета затем переходит к Мирза Фатали Ахундову. Он собирает богатый материал и передает его видному востоковеду Адольфу Берже, который издает их в 1867 году в Лейпциге. Одновременно творчеством Вагифа заинтересовался составляющий большую антологию азербайджанской поэзии муфтий Южного Кавказа Гусейн Эфенди Гаибов, потомок поэта Видади. Хотя он свои рукописи не опубликовал, его материалами пользуются многие литературоведы. В начале XX века его произведения издаются также редактором газеты "Новая жизнь" Гашим беком Везировым (1908).

В советский период для сбора и публикации сочинений Вагифа очень много сделал Салман Мумтаз.

Популярность стихов Вагифа была очень большой не только среди азербайджанцев, но и среди грузин и армян. Известно, что в те годы азербайджанский язык был языком межнационального общения на Кавказе, и записи его стихов сохранились не только азербайджанским алфавитом, но и в Грузии грузинским алфавитом, а в Армении - армянским.

Вагиф использует все классические формы восточной поэзии. Он пишет газели теджнисы, мухаммасы, мустезада, муашшара, мушаире, месневи и элегии. Однако особое место в его творчестве занимает поэтическая форма - гошма, взятая им из ашыгского творчества. Язык этих стихов предельно приближен к народному. До минимума доведено заимствование арабских и персидских слов. Вагиф вырос в ашыгской среде и прекрасно знал вкусы и потребности аудитории. Этим можно объяснить преобладание в его творчестве поэтической формы - гошма. С другой стороны, "Диван" Вагифа был утерян, а в памяти народной могли остаться только близкие по духу гошма, откуда и может идти преобладание стихов этой формы. Увлечение этой поэтической формой положительно повлияло на содержание и язык стихов классических форм.

* * *

Любовь в стихах Вагифа окончательно освобождается от суфийско-мистической символики, присущей в какой-то степени большинству  азербайджанских средневековых поэтов. Вагиф в своих стихах воспевает наслаждение жизнью, красоту возлюбленной, горечь разлуки и радость встреч и любви.

У Вагифа есть глубоко философские стихи о смысле жизни и бренности мира, есть стихи и обличительного характера, но для нас он остается поэтом любви, красоты и радостей жизни. Вагиф не только мастер поэзии любви, но и знаток радостей любви.  И действительно, прочтите ниже приведенный мухаммас и вы согласитесь, что в богатой поэзии средневекового Азербайджана трудно найти другой стих, с такой непосредственностью, вдохновением и в то же время с какой-то целомудренностью воспевающий "горячие и живые чувства" и "простые радости любви":

 

Головой к груди прижаться и на миг познать забвенье,

Любоваться легкой прядкой, что легла на щеки тенью.

Взять за тонкое запястье, где звенят запястий звенья,

И, обнявшись, на балконе, вместе быть весь день весенний,

В поцелуе исступленном замерев в оцепененье.

 

Осмелев, с лица любимой сбросив шелк золототканый,

Развязать расшитый пояс туго стянутого стана,

С губ сорвать намек запретный, рот ее увидеть рдяный.

Чтоб она ко мне приникла обнаженной и желанной,

Только жемчуг ей оставить в волосах для украшенья.

 

Провести рукой по косам, перевитым жемчугами.

Пряно пахнущим нарциссом и цветущими лугами,

Любоваться юной грудью, обнаженными сосками.

И познать, целуя страстно, мед и горечь, лед и пламя.

Обо всем забыть на свете в это дивное мгновенье.

 

Никогда не насыщаясь, любоваться ею снова.

Безрассудно подчиняясь силе чувства молодого,

Просыпаться освеженным, к пиру новому готовым,

И, прижавшись, упиваться звонким смехом родниковым.

И рассказывать друг другу все, что было в сновиденье.

 

Чтобы нас никто не слышал, клясться в чувстве неизменном.

Обещать любовь до гроба, все сокровища Вселенной.

И глаза и щеки милой целовать попеременно...

А потом расстаться с нею, будто вырваться из плена,

И, Вагифу уподобясь, о другой мечтать в томленье.

 

Здесь не только "высокая поэзия", но и глубокое знание философии и прелестей любви. не говоря уже о прекрасном переводе его на русский язык Т.Стрешневой. В русской переводной литературе это один из самых прекрасных образцов любовной лирики.

* * *

На основе этого сборника (1925), который составил литературовед Салман Мумтаз, с некоторыми добавлениями было выпущено в 1945 году первое академическое издание произведений Вагифа, которые в 1949 году были переведены на русский язык.

В  изданный в 1960 году сборник Вагифа на родном языке были помещены новые стихотворения поэта, обнаруженные в различных библиотеках и архивах СССР.

Народный поэт Самед Вургун посвятил его памяти ряд стихов и одну из самых крупных произведений – драму «Вагиф».

В 1982 году на могиле поэта в городе Шуше был воздвигнут мавзолей.

 

Новости
Выбор редактора