“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
17.07.2014, 15:44
3158

Зарождение и развитие идеи азербайджанства

A- A+

Одной из актуальных современных проблем является изучение процесса зарождения и развития этой идеи, борьба за внедрение ее в жизнь...

Иса  Габиббейли,

директор Института литературы НАНА, академик

В государствах, образованных на постсоветском пространстве, одной из важнейших задач является создание национальной идеи. Необходимо сплотить народ вокруг единой идеи, без которой невозможно строительство нового, независимого государства, его гармоничного развития в мировом сообществе.  Провозглашенная 18 октября 1991 года идея азербайджанства, отражающая в себе интересы народа и государства, стала одним из важных моментов общественно-политической жизни независимого Азербайджана. В настоящее время идея азербайджанства является основой не только азербайджанского государства, но и мощной объединяющей силой всех азербайджанцев мира. Впервые в истории Азербайджана эта идея была провозглашена краеугольным камнем Азербайджанского государства видным государственным деятелем Гейдаром Алиевым. По мнению общенационального лидера, «национальная идея должна опираться на нашу историю, традиции и обычаи и быть связана с настоящим и будущим азербайджанского народа. Эта идея должна отвечать интересам государства, отражать чаяния всего народа и сплачивать вокруг себя как политические партии, так и все слои населения».

Основатель современного азербайджанского государства Гейдар Алиев выдвинул программу развития, основанную именно на этих принципах, и успешно проводил политику в рамках данной концепции.

Одной из актуальных современных проблем является изучение процесса зарождения и развития этой идеи, борьба за внедрение ее в жизнь.

Очень важно, какое географическое название имели регион и страна на протяжении всей истории, как в древние, так и в средние века. В исторических источниках нашу страну называли Адурбадаган, Адербайдан, Атропатена и т.д. В древних арабских источниках, в том числе в книге автора VII века ибн Хашамина «Китаб ут-тичан фи мулюк» использовано название «Азербайджан». Еще до нашей эры на территории современного Азербайджана проживали гунны, кенгеры, булгары, хазары, огузы и другие древние тюркские племена. Кроме того, на этой территории в разное время существовали такие государства, как Манна, Мидия, Атропатена, Аггоютлу, Гарагоюнлу, государство Сефевидов. Наряду с этим, во второй половине XIX века название азербайджанского народа оказалось в центре серьезных научно-идеологических споров. До этого времени понятие «азербайджанский народ» подразумевало все народы, живущие на территории государства Азербайджан.

Государства Атабеков, Ширваншахов, Сефевидов и другие вне зависимости от того, насколько сильными или слабыми они были, не олицетворяли в себе понятия «азербайджанец» в полной мере. Также не отражалось понятие национальной принадлежности и в названиях государств Атропатена, Арран, Аггоюнлу, Гарагоюнлу. Для идентификации национальной принадлежности вначале народ называли по его вероисповеданию «мусульманами», а позднее – «татарами». В использовании этого названия были заинтересованы как военно-политические силы, так и приверженцы радикальных исламских доктрин, желающие размыть и обезличить народ. Разделение Азербайджана на мелкие ханства было продиктовано не только внутренними распрями, но желанием и влиянием внешних крупных государств. При создавшейся в XVIII веке сложной военно-политической обстановке под сомнение было поставлено не только дальнейшее существование географического понятия «Азербайджан», но и созданы условия для раздробления всего народа, полной его ассимиляции, и были сформированы основные принципы проведения этой политики. Но, к счастью, в это время проходили и противоположные процессы. Некоторые азербайджанские ханства, понимая, что такое расчленение народа может привести к катастрофе, искали пути спасения не у внешних сил, а в союзе с соплеменниками и в осознании необходимости сохранения принципа «культурно-духовной целостности». Мы считаем, что именно в это время было заложено основание идеи азербайджанства. Попытка борьбы за независимость некоторых ханств – поодиночке или же в союзе с другими ханствами, отношение к своей земле, Родине, Отчизне даже в составе другого государства в это время приобретает особую силу, появляются тезисы, призывающие любить Родину-Мать. Кроме того, в первой половине XIX века активизировалось азербайджанская интеллигенция, которая подняла эту борьбу на новый общественный уровень и оказала большое влияние на процесс национального возрождения. В это же время уже на более высоком уровне проводилась просветительская работа, которая воспитывала и увеличивала ряды борцов за Родину и за национальное самоопределение. Таким образом, в конце XVIII – начале XIX веков общественно-политические и просветительские процессы создали благоприятную почву для выдвижения на повестку дня вопросов об Азербайджане и азербайджанстве. В первой половине XIX века этот вопрос уже требовал общественно-политического решения. Во второй половине, а точнее, начиная с 70-х годов XIX века, проблема национальной идентификации стала настолько острой, что прочно заняла свое место в просветительской деятельности. В этом контексте особую важность имели борьба за новый алфавит, создание национального театра, драматические произведения Мирзы Фатали Ахундзаде, написанные на родном азербайджанском языке, которые ставились в Баку, а также в провинциях силами местных любителей театра. Можно с уверенностью сказать, что в общественном сознании первые проблески азербайджанства связаны именно с постановками на сцене национального театра пьес Мирзы Фатали Ахундзаде.

Газета «Экинчи», выпускаемая Гасан-беком Зардаби, стала восходящим солнцем идеи азербайджанства, но и там еще не использовались слова «Азербайджан» и «азербайджанство». Гасан-бек Зардаби объявил, что газета «Экинчи» выпускается «для мусульман». Стиль изложения и язык газеты были очень близки к простому разговорному азербайджанскому языку. Тот факт, что Зардаби был окружен молодыми людьми с университетским образованием, привнес в язык газеты также элементы научного стиля. Но в связи с тем, что главной задачей газеты было «приучить народ читать газеты», преимущество отдавалось максимально простым, ясным выражениям. Именно газетой «Экинчи» был заложен публицистический стиль азербайджанского языка.

На следующем этапе реальными носителями идеи азербайджанства и национального просветительства стали выпускники Закавказской учительской семинарии (Гори). Еще более усилился этот процесс, когда в Азербайджан стали возвращаться молодые люди, получившие образование в России и Европе. Первый учебник «Родной язык», выпущенный в 1881 году, конкретизировал название страны и ее народа. Теперь все важные вопросы: как называется Родина? где Родина? чья Родина? были озвучены, и возникла острая необходимость дать на них четкие ответы. Отныне конкретизация понятий «азербайджанство», «национальная принадлежность» превратилась в проблему, требующую своего решения.

В 90х-годах XIX – начале XX веков разработка понятия «азербайджанство» было всецело достижением азербайджанской печати и просветительской работы интеллигенции. В провозглашении и пропаганде идеи азербайджанства публицистика опередила литературу. Несмотря на то, что на протяжении всего XIX века писались и публиковались произведения на азербайджанском языке, в том числе и на простонародном языке, нигде в литературе не использовались слова «Азербайджан» или «азербайджанец». А пресса не только выходила на азербайджанском языке, но и придавала огромное значение проблемам названия страны, самоназвания народа и другим важным вопросам. В этом смысле азербайджанская пресса сыграла неоценимую роль в определении понятия «азербайджанство». Азербайджанские просветители использовали и прессу, выходящую на русском языке. Видный просветитель Магомедага Шахтахтлы(1846-1931), признанный в научном мире «первым азербайджановедом», еще в 1882 году в своей статье «Школьная жизнь мусульман», опубликованной в тифлисской русскоязычной газете «Кавказ», задавшись вопросом о названии нашего народа, впервые использовал слово «азербайджанец». В статье говорилось: «Мусульманин – это понятие религиозной принадлежности и означает человека, принявшего провозглашенное Пророком Мохаммедом единобожие. В этом значении это слово используется во всем мире. На Кавказе это значение немного поменяло свой смысл. Мы воспринимаем это слово как мусульмане Закавказья… Потеряв национальную идентификацию, мы стали называться по своему религиозному вероисповеданию, однако это слово можно отнести к различным народам, имеющим свой язык и культуру… В таком случае как же нам себя называть? Наши соседи армяне и персы называют нас турками… До того, как русские узнали нас, они, как и все европейцы, называли так османских турок. Но мы не хотим называться и татарами. Потому что это слово используется с желанием унизить нас. Почему не называть нас азербайджанцами, именно это слово используется в этнографии и языкознании. Когда-нибудь литература и все общество поймет и примет это слово».

Другой важный шаг по конкретизации понятия «азербайджанство» также принадлежит Магомедаге Шахтахтлы. В его статье «Как называть мусульман Закавказья?», опубликованной в 1891 году в газете «Каспий», научно обосновываются и раскрываются тезисы, выдвинутые в статье «Школьная жизнь мусульман». Не раз отмечалось, что «маленькая статья Магомедаги Шахтахтлы «Как называть мусульман Закавказья?» явилась большим подарком азербайджановедению». Эта статья была основана на научных изысканиях и исследованиях азербайджановедения, демонстрировала исключительную образованность, глубокие знания, широкое мировоззрение одного из представителей передовой азербайджанской интеллигенции того времени. В этой работе были выдвинуты конкретные научные суждения об Азербайджане, как стране, и азербайджанском языке. По мнению автора, «закавказских мусульман следует называть азербайджанцами, а их язык азербайджанским. Большая часть махала Азербайджан, которая вошла в состав России – это нынешнее Закавказье» . Мы не думаем, что говоря о том, что «махал Азербайджан … – это нынешнее Закавказье», автор хотел сказать, что весь Южный Кавказ принадлежит Азербайджану, но имел в виду территорию расселения азербайджанцев, живших в Российской империи.

В статье было проведено четкое научное разделение между понятиями «мусульмане» и «татары». Тот факт, что статья была написана на русском языке и опубликована в русскоязычной газете, служило распространению идеи азербайджанства и среди других народов, проживающих в Азербайджане. Для своего времени эта статья явилась важным событием не только для Кавказа, но и для науки азербайджановедения во всей России и имела фундаментальное значение. Статья «Как называть мусульман Закавказья?», написанная в конце XIX века, не теряет своей актуальности и в XXI веке:

«До последнего времени население Закавказья, являющееся приверженцами ислама, русские называли мусульманами. И под этим названием подразумевалось не только мусульманское население Закавказья, но и все тюркоязычные народы. И сам народ поддерживает различение их русскими по религиозному вероисповеданию, так как до сих пор для себя они не разделяли веру и национальную принадлежность и называли свой народ и свой язык мусульманскими.

Люди не могли толком ответить, к какой национальности они принадлежат и на каком языке говорят, только твердили, что они мусульмане и говорят на мусульманском языке.

…В последнее время для разграничения национальности и вероисповедания стали называть мусульман Закавказья татарами. Но это новшество никак нельзя признать удачным. Язык закавказских мусульман не татарский, это тюркский язык, а тот в свою очередь подразделяется на несколько диалектов: османский, сельджукский и азербайджанский.

Недовольство подобным нововведенным названием народа чувствуется и в Баку. Русские, хорошо знакомые с татарами внутренних российских губерний, сразу понимают, что между татарами и местным тюркским населением есть большая разница, как в языке и во внешности, так и в укладе жизни, обычаях и традициях. А это в свою очередь связано с тем, что в Баку мусульманское население Закавказья называли персами. Безусловно, и это было ошибочным. Если закавказские мусульмане не татары, то уж тем более они не персы. Народы отличаются друг от друга в первую очередь своим языком. А тюркский и персидский языки абсолютно разные.

Называть закавказских мусульман татарами еще и потому неправильно, что ни они сами, ни их соседи – персы, османы, курды, армяне – их так не называют, и не желают называть их еще как-то по-другому. Более того, местное мусульманское население это даже оскорбляет. Имя этого народа, начиная со времен Тамерлана, прошедшего мечом по всей Азии, до сих пор ничего, кроме чувства ненависти, у народа не вызывает.

Так что самым правильным было бы называть мусульман Закавказья азербайджанцами, а их язык – азербайджанским. Большая часть махала Азербайджан, отошедшая к России – ныне Закавказье, а народ, проживающий в этой стране – тюрки. Писатели, географы, этнографы как Востока так и Европы называют их азербайджанскими тюрками.

В повседневной жизни не очень удобно использовать название языка, состоящего из двух слов: например, «азербайджанский тюркский» или «азербайджанский тюркский язык». Поэтому закавказских мусульман было бы уместнее и правильнее называть азербайджанцами, а их язык не татарским, а азербайджанским» .

Согласно исследованиям, использование понятия «азербайджанец» по отношению к национальной принадлежности также относится к концу XIX века. Это название пришло в процессе национального самоопределения на волне просветительской деятельности. И статья «Невежество – это хождение во тьме», опубликованная 16 ноября 1890 года в газете «Кешкюль» за подписью «Азербайджанец», стала результатом поисков своей национальной идентификации. Впервые в истории азербайджанской общественной мысли была опубликована передовая статья, в которой использовалось выражение «азербайджанский народ». Это было первым провозглашением азербайджанства. Статья «Невежество – это хождение во тьме», осознание и провозглашение своей национальной принадлежности, стало не только результатом просветительской деятельности, но показателем дальнейшего развития национального самосознания, выхода его на новый уровень. Именно поэтому статья эта имела большое значение. Во-первых, потому, что газета «Кешкюль» выходила на азербайджанском языке с использованием арабского алфавита и была рассчитана на определенные слои местного населения. Во-вторых, после газеты «Экинчи», «Кешкюль» считался вторым важным печатным органом в Азербайджане. В-третьих, статья «Невежество – это хождение во тьме» не имела научного характера, а была написана простым языком и адресована широким слоям населения, из чего можно сделать вывод, что автор старался как можно полнее довести свою мысль до читателей, сделать ее запоминающейся, для чего он использовал в работе диалоги:

«Стоял я на Тифлисском вокзале, в высокой шапке, в красивой бурке, подпоясанный мечом… Вокзал был полон людей. И кого там только не было… И все говорили на разных языках… И вдруг ко мне обратился иностранец с козлиной бородой на чистом тюркском языке:

…– Кто вы по национальности?

– Мусульманин.

– Да нет, я спрашиваю национальную принадлежность.

– Я же говорю, я мусульманин.

– Эфенди, национальность – это одно, а вероисповедание – другое.

– …Как бы стыдно не было, но я должен признаться, что я не знаю, кто я по национальности…

– Разве вы не относитесь к тем, кого русские называют татарами?

– Да…

– Да, теперь я понял, кто вы по национальности. Вы не татары… Татары – это те, кто живет в Крыму и в Казани. А вы азербайджанец.

– Простите, эфенди, как вы назвали нас? – спросил я.

– Азербайджанский народ, дорогой! Азербайджан!

– И в самом деле, я в первый раз слышу, чтобы нас называли азербайджанцами. Я слышал, что на той стороне реки Араз есть провинция, называемая Азербайджан.

– Да, и жители той страны, так же, как вы, являются азербайджанцами. Вы древний народ. В вашей истории сохранилось множество легенд» .

 

Так впервые в азербайджанской прессе было использовано понятие «азербайджанский народ».

Мы считаем, что статья «Невежество – это хождение во тьме» не случайно подписана псевдонимом «Азербайджанец», это еще больше усиливает внедрение в массовое сознание идеи азербайджанства. Вначале исследователи не могли выяснить, кому принадлежат эта статья и подпись под ней . Другой статьи, подписанной этим псевдонимом, не было. По некоторым соображениям предполагается, что статья принадлежит перу главного редактора газеты Джалалу Унсизаде. Джалал Унсизаде долгое время работал учителем родного языка в школах Шамахи, настойчиво обращался в официальные органы для издания газеты «Кешкюль» (в период с 1883-1884 гг. «Кешкюль» выходил в виде журнала – И.Х.). В своей программной статье, где он с гордостью говорит о том, что «возглавляемое им издание будет выходить на родном азербайджанском языке, на котором говорят мусульмане», можно понять, что он подходил к этому вопросу зрело и взвешенно. Также известно, что в 1891 году, сразу после выхода газеты «Кешкюль», он обратился в Главное управление по делам печати в Тифлисе с просьбой дать разрешение на издание газеты «Азербайджан». Язык статей Джалала Унсизаде, публикуемых в «Кешкюле», по сравнению со статьями других авторов более прост, как и язык статьи «Невежество – это хождение во тьме».

Исходя из всего этого, именно Джалал Унсизаде, будучи азербайджанцем, патриотом и человеком, определяющим направление и программу газеты, мог выдвинуть эту актуальную и важную идею.

И еще одно: ссылающиеся на эту статью отмечали, что она вышла в номере 115 за 1891 год. На самом же деле статья была опубликована в газете «Кешкюль» 16 ребьюль 1308 годы Хиджры, а это соответствует 16 ноября 1890 года по григорианскому календарю. «Невежество – это хождение во тьме» никак не могла быть опубликована в 1891 году, потому что в октябре 1891 года издание газеты было прекращено.

Как видим, выражение «азербайджанский народ» впервые было использовано в национальной печати именно в статье «Невежество – это хождение во тьме». И это стало результатом борьбы азербайджанской интеллигенции за национальное самосознание. Эта статья стала основополагающим камнем идеи азербайджанства и имела огромное значение и далеко идущие последствия.

Полноту этому движению придала статья «Азербайджан», вышедшая в свет в 1917 году, автором которой был один из передовых людей своего времени, демократ Джалил Мамедгулузаде (1869-1932). Эта статья стала итогом всех исследований, размышлений, изысканий в области азербайджановедения и азербайджанства. Статья «Азербайджан» стала вершиной его интеллектуальных воззрений относительно национального просвещения и явилась венцом его публицистического таланта. Статью «Азербайджан» оценивают как «символ национального самосознания, и политический манифест эпохи национального возрождения». Это – географическая карта, выписанная искусной рукой мастера-публициста, писателя и гражданина Джалила Мамедгулузаде. Это публицистический гимн борьбе за независимый и демократический Азербайджан. Для каждого азербайджанца эта статья является великим заветом, провозглашающим триединство: родной язык, национальную географию и историю. Каждая строчка этого публицистического произведения дышит любовью к родному языку, патриотизмом, активной гражданской позицией:

«Сижу порой задумавшись… Спрашиваю себя:

– Кто моя мать?

И отвечаю сам себе:

– Моя мать – покойная Захрабану-баджи.

– На каком языке я говорю?

– На азербайджанском.

– Как называется моя Родина?

– Азербайджан.

– А где это – Азербайджан?

– Большая часть Азербайджана находится в Иране со столицей в Тебризе. А остальная часть разделена между Гиланом, Османами и Россией» .

Патриотизм, национальная независимость и возрождение, объединение всех исторических земель, укрепление позиций родного языка, строительство национально-демократического общества составляют основные принципы азербайджанства Джалила Мамедгулузаде. Эти свои идеи великий азербайджанский писатель изобразил в драме «Книга моей матери» в 1920 году. «Книга моей матери» – это комедия беспутных братьев, трагедия матери, драма Гюльбахар. Для Джалила Мамедгулузаде Родина-мать – солнце народа, а дети – луна и звезды, освещающие небо Родины. Образ Гюльбахар в азербайджанской литературе – это драматическая увертюра народно-освободительного движения. Ее монолог звучит как гимн единству народа и патриотизму:

«осталась только одна книга, и это книга моей Матери. А вот завещание, написанное рукой моего отца… Земля, небо, луна и звезды в своем бесконечном путешествии во Вселенной в конечном итоге крутятся вокруг солнца, потому что все они еще в глубокой древности откололись от светила.

И я считаю, что и мои дети, обойдя всю землю, рано или поздно, вернутся к своей матери Захре, потому что так же, как и луна и звезды являются осколками нашего светила, так и они являются неотделимой частью своей матери. Горе тому, кто осмелится нарушить этот вечный закон Вселенной. Совесть ему не даст покоя, а жизнь превратится в ад. И как бы долго он ни жил, раскаяние никогда не покинет его» .

По своей эмоциональной наполненности это самый сильный монолог в азербайджанской литературе, посвященный народному единству и Родине. Можно смело утверждать, что «Книга моей Матери» – это книга судьбы, национального единства и манифест независимости. Это совершенная Азербайджаннамэ нашей национальной литературы. Джалил Мамедгулузаде является великим идеологом азербайджанства не только в азербайджанской публицистике, но и в литературе. Свои идеи он перенес из публицистики в литературу. Понятие азербайджанства в публицистике появилось стараниями автора, подписавшегося «Азербайджанец» (по нашему мнению, это был Джалал Унсизаде) и Магомедага Шахтахтлы. Джалил Мамедгулузаде укрепил и вывел эту идею на новый, более высокий уровень. Кроме того Джалил Мамедгулузаде перенес эту идею в художественную литературу и сделал это со всей силой своего гениального таланта. «Книга моей Матери» стала не только одним из самых глубоких произведений, призывающих к борьбе за независимость, но и программной и для автора Джалила Мамедгулузаде, и для всего азербайджанского народа. Впервые на театральной сцене были представлены тема и идеи азербайджанства.

В годы первой демократической республики в Азербайджане (1918-1920) идеям азербайджанства было посвящено еще больше публицистических и художественных работ. Гусейн Джавид, Узеир Гаджибейли, Ахмед Джавад, Сейид Гусейн, Алмас Ильдрым, Джейхун Гаджибейли и другие создали прекрасные патриотические произведения как в публицистике, так и в литературе. Одним из достижений этого времени было создание в 1919 году национального гимна Азербайджана.

Репрессии, которым подверглись такие видные представители литературы, как Гусейн Джавид, Микаил Мушфиг, Ахмед Джавад, Бекир Чобанзаде, Амин Абид, Салман Мумтаз, Юсиф Везир Чеменземенли стали трагедией азербайджанской литературы.

Несмотря на существующий в советское время режим, жесткие идеологические рамки, публицистические и художественные произведения в Азербайджане создавались в основном на азербайджанском языке. Большое место в литературе занимала тема родного языка. Наряду с пропагандистскими идеологическими работами создавались произведения, отражающие национально-историческую самобытность. Одним из примеров можно назвать созданное народным поэтом Азербайджана Самедом Вургуном в 1935 году стихотворение «Азербайджан», в котором он представил Азербайджан миру. Сборник статей народного писателя Мирзы Ибрагимова «Азербайджанский язык в государственных учреждениях» стал отражением борьбы национальной интеллигенции за независимость и вызвал большой резонанс в Советском Союзе. Поэтический сборник «Цвета» мастера свободного стиха, народного поэта Азербайджана Расула Рзы открыл миру национальную философию. В поэме народного поэта Азербайджана Бахтияра Вагабзаде «Гюлюстан», написанной в 1955 году, был поднят вопрос о национальном единстве. В стихотворении «Голос Африки» народный поэт Халил Рза на самом деле отразил чаяния азербайджанцев о независимости. В поэме Мамеда Араза «Книга моего отца» было отражено желание народа быть истинным хозяином на своей земле. На заре новой эпохи в художественно-историческом эссе «Азербайджанство», принадлежащем перу народного писателя Анара, говорилось о борьбе интеллигенции за национальную независимость и концептуальных воззрениях на национальную идеологию. Национальную идеологию и мечты о независимости в своих произведениях выражали Иса Гусейнов, Эльчин, Сабир Ахмедов, Акрем Айлисли, Фикрет Годжа, Сабир Рустамханлы, Зелимхан Ягуб, Рустам Бехруди и другие поэты и писатели. Литература 60-80-х годов ХХ века сыграла большую роль в формировании у подрастающего поколения чувства патриотизма, готовности к борьбе за национальную независимость.

В настоящее время, в эпоху независимости, формируется новая азербайджанская литература. И этот процесс основывается на идеях национального единства, Родины, национального государства, родного языка.

Приверженцем идеи азербайджанства всегда был и общенациональный лидер азербайджанского народа Гейдар Алиев, который возвел ее в ранг политики. В советской конституции азербайджанский язык был признан государственным, но Гейдар Алиев впервые поднял идею азербайджанства на государственный уровень и сделал ее основой своей политики. В результате этой дальновидной последовательной политики идея азербайджанства стала объединяющей силой азербайджанцев всего мира. В настоящее время национальная политика, основанная на идее азербайджанства, заложенной Гейдаром Алиевым, успешно развивается.

Введутся различные исследования идеи азербайджанства, истории ее зарождения и развития, что является результатом проводимой научной политики. В настоящее время создается Азербайджаннаме, основанная на национальной истории, географии, литературе, языкознании и культуре. Все это в конечно итоге укрепляет национальную государственность, создает условия для развития образования, воспитания у подрастающего поколения чувства гордости за свою страной и верности ее идеалам.         

http://www.azyb.net/cgi-bin/jurn/main.cgi?id=2897

 

Новости
Выбор редактора