“Горжусь тем, что я азербайджанец”

Гейдар Алиев
05.08.2017, 17:44
687

Армянские источники о территории Азербайджана. Подмена терминов и фальсификации

A- A+

Средневековые армянские источники дают немало информации о территориях и топонимах Азербайджана. Любопытные факты о территории Азербайджана и том, что Армения, Иреван (ныне Ереван) входят в состав Азербайджана, мы нашли и привели из «Географии» т.н. «отца армянской истории» Моисея Хоренского, описание азербайджанских городов есть в «Дневнике» средневекового армянского путешественника Закария Акулисского. В сочинениях армянского летописца XIII века Этьена Орпелиана упоминается о царствовании Ильдегизидов Азербайджана, «живущих в стране огней», владевших обширными территориями на Кавказе, в Малой Азии, в том числе и областью Армения. Речь идет, в частности, о правлении Атабека Азербайджана Шамс-ад-дина Ильдегиза. Эти сведения армянских летописцев об Азербайджане подтверждает известный французский ориенталист, кавказовед XIX века А.Ж. Сен–Мартена в труде «Исторические и географические мемуары об Армении».
Сен-Мартен обнаруживает, что у М.Хоренского – автора V века, описывается город Рован, Реван, который был построен азербайджанскими правителями в XVI веке!Французский кавказовед по поводу этого ляпа с удивлением пишет в комментарии: «Я примечаю (в «Географии» Моисея Хоренского – Р.Г.) ещё название Рован, данное одному из регионов Адербайджана, которое возможно является Реваном, и ему это название присвоили мусульмане, это часть Армении Эриван, является столицей, которая под их властью была всегда частью Адербайджана».

То есть Сен-Мартен и ученые его времени прекрасно были осведомлены о тюркских мусульманских основателях и строительстве ими города-крепости Ревана (Иревана), являвшегося «всегда частью Адербайджана». Несмотря на то, что Сен-Мартен старается назвать эти земли «частью Армении», он, тем не менее, вынужден признать, что в действительности это искони азербайджанские земли и всегда были таковыми. Вместе с тем, Сен-Мартен подверг критике и выявил большое количество подлогов, несоответствий и фальсификаций в трудах, приписываемых Мовсесу Хоренаци. Более обширно тема армянских фальсификаций древних рукописей, исторических памятников и источников, поднимается мною в научной статье «Материальные памятники и конфликты на Кавказе (на примере Иреванской крепости)». Также, подробнее тема критики армянских первоисточников мною поднята в другой главе данной научной работы.

Возвращаясь к описанию Азербайджана в армянских источниках, ссылаясь на написанный в 1647-1677 гг. дневник армянского купца Закарии Акулисского, можно констатировать, что понятие «Азербайджан» тогда охватывало в полной мере те же самые территории. Вот что пишет армянский автор:«1677 г. 18 декабря. Я, Закарий, сын акулисского мгдси Агамира, отправился из Тавриза в Марагу. Марагинским ханом был сын Ага-Хана Гусейнгули-хан. Он женат на дочери Адилбейджанского визиря Мирзы-Ибрагима. Страна эта издревле была многолюдная, очень хорошая плодородная. Здесь произрастает отличный рис, который по качеству выше индийского и вывозится до самой Испании, как гостинец. В этой стране произрастает хороший хлопок, обильный табак, есть много изюма и дошаба».

К тому же Закария, относительно карабахских земель везде пишет Карабах, (а не Арцах). Везде по тексту, в том числе на территории нынешней Армении, Закария перечисляет сплошь тюркские и персидские топонимы и гидронимы. Вообще, современные армянские ученые, говоря о Карабахе, забывают, что в средние века и позже, в состав карабахских земель входили обширные территории. Есть большое количество средневековых источников и документов о том, что Зангезур (сейчас входящий в состав Армянской Республики) и прилегающие территории являлись частью Карабаха.
Обширные материалы об Азербайджане и его владетелях, а также о переселении армян в нынешнюю Армению на Кавказе собраны в «Персидских документах Матенадарана» (ПДМ), составленных армянским ученым А.Д.Папазяном. («Персидские документы Матенадарана» (ПДМ), сост. А. Д. Папазян, опубликованы несколькими томами в 1956, 1959, 1968 гг. в Ереване издательством АН Армянской ССР). Думаем, будет уместно привести некоторые средневековые документы из книги А.Д.Папазяна о переселении армян в Эчмиадзин, Чухур-Саад и скупке ими здесь земель у азербайджанских феодалов. В исследовании А.Д.Папазяна, в основном, сконцентрированы указы азербайджанских шахов Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу и Сефевидов, которые охватывают исторический период с XIV по XVII вв.

Большая заслуга в изучении трудов А.Д.Папазяна и выявлении в нем фальсификаций принадлежит доктору исторических наук В.А.Кулиевой. В документе N15, приведенном Папазяном, имеются очень интересные сведения о принадлежности областей Гуштасифа (нынешнего оккупированного армянскими ВС Лачынского района, переименованного ими в Кашатаг) и Кафана (ныне на территории Армении) Азербайджану. В приведенном Папазяном указе шаха Аббаса I Сефевида от 1620 года написано, что «Мелик Айказ на законном основании имеет право владеть частью определенных мулков, которые находятся в подчиненных Азербайджану /областях/ Гуштасифа и Кафана». Причем, в документе подчеркивается, что недовольные «если имеют законную жалобу, пусть уладят дело посредством шейх-уль-ислама и казия Карабаха».

Таким образом, можно заключить, что в середине XVII века территория Карабаха входила в состав Азербайджана и во главе административного управления стояли шейх-уль-ислам и казий, которые обладали и судебной властью, и все возникающие споры решались при их содействии. В указах персидских царей даются подлинные исторические названия сел, монастырей, тюркские наименования которых свидетельствуют о принадлежности этих территорий азербайджанцам. Следует отметить, что в исследовании Папазяна найдены многочисленные исторические фальсификации и искажения первоисточников с целью приписать Армении часть общественно-политических процессов в XIV по XVII в регионе.
Папазян в указанном исследовании, искажая смысл документов добавлением в текст не имеющихся в оригинале слов и словосочетаний, пытается создать историю средневековой Армении, которой в этот исторический период на данной территории не существовало. Фактически, за историю Армении выдается история Азербайджана. Во многих приведенных Папазяном средневековых документах он самовольно добавляет слово «армянский», «Армения», прибавляет окончание «ян» к фамилиям личностей, указанных в документах и арменизирует топонимы региона. Основным предметом фальсификаций Папазяна является наследие Кавказской Албании и азербайджанских тюрок.

Попробуем более детально остановиться на некоторых из них, в частности на копиях указов азербайджанских правителей, сделанных армянскими священниками с оригинальных текстов, изъятых в 1840 гг. из архивов Гандзасара. По всей видимости, эти документы из архивов Гандзасара попали в руки Армянской церкви после 1836 года, когда храмы, рукописи, архивы и имущество упраздненной Албанской церкви перешли к Эчмиадзину.

Отметим, что оригиналы указов азербайджанских правителей из архивов Гандзасара, непонятным образом исчезли и в Эчмиадзин были доставлены лишь некоторые их копии, сделанные архиепископом Саргисом Джалаляном. То есть, мы имеем дело не с оригиналами, а армянскими копиями, куда вкралась масса фальсификаций и изменений текста. О плачевной судьбе архивов Гандзасара пишет и А.Папазян:

«Архиепископ Саргис Джалалян во время своего путешествия в Арцахе взял из католикосата в Гандзасаре этот и ряд других указов (неизвестно, подлинники или копии). Любопытно, что во взятых Джалаляном указах, по его же свидетельству имелись указы (грамоты) и армянских царей. Эти указы исчезли из его библиотеки во время его путешествия в Россию. Опасаясь, что и указы на персидском языке могут подвергнуться той же участи, он перевел их (числом 15) на армянский язык и поместил их в качестве приложения ко второму тому своего труда «Путешествие в Великую Армению», изданного в 1858 г. (стр. 480-501). Персидские копии этих указов, снятые вероятно самим Саргисом Джалаляном, в настоящее время находятся в фонде персидских документов Матенадарана».

Мы имеем дело с армянскими переводами указов азербайджанских правителей, которых А.Папазян, как и вся советская наука, упорно называла «персидскими», несмотря на то, что они были тюркского происхождения. Но даже в таком искаженном и переписанном виде, эти указы дают массу информации об Азербайджане и албанском христианском наследии. В частности, в указе Бегум хатун, жены султана Джаханшаха Кара-Коюнлу от 1462 года, выданном Гандзасарскому католикосу Иоаннесу – он именуется «гордость христиан, Католикос вилайета Агванк (Албании)». (Гандзасарский монастырский комплекс расположен на территории нынешнего оккупированного армянами Нагорного Карабаха – Р.Г.) Однако А. Папазян пытается представить гандзасарского католикоса, как подчиненного Армении и армянским католикосам, хотя в этом указе Бегум хатун ясно указано, что «армяне данного вилайета подчиняются албанскому Католикосу». Здесь под армянами подразумевается не этнос, а албанское население армяно-григорианской веры. Этот указ подтверждает патриаршие права албанских католикосов Гандзасара, которые до этого им давал Джаханшах Кара-Коюнлу (1397-1467 гг.) и еще раньше Шейх-Увейс Джелаирид (1356-1374 гг.).

Из указа Бегум хатун видно, что Гандзасарский патриарх имел прямые связи с албанскими правителями Киликии, которые здесь обосновались с X-XIII вв. В одном из важнейших первоисточников XIV века – книге Мухаммеда Нахичевани «Дастур-ул-кятиб» приводится полный титул царей Киликии, с которым тюркские правители обращались к ним: «Достоуважаемому другу, великому базилевсу, славе рода Александрова, убежищу христиан, царю Сиса…».

Кроме албанских патриархов, азербайджанские правители оказывали поддержку и хайским церковным сановникам. Именно благодаря этой поддержке армянские католикосы утвердились в Эчмиадзине. В частности, А. Папазян верно отмечает, что Бегум хатун особенно уважала и оказывала покровительство католикосу Закарии Ахтамарци, которому даровала Эчмиадзинский католикосат.
Вернемся к искажениям, сделанным А.Папазяном. В частности, в указе Узун Хасана Ак-Коюнлу от 1475 года, где речь идет о монахах и чернецах Учкилисы (по азерб. значит «Три церкви») – ныне Эчмиадзина, которые освобождаются от хараджа и джизья (налог для христиан в мусульманских странах), Папазян добавил перед именем монаха Вардана слово «армянский». Кроме того, неверно переведено и название села Дарашам (тюрко-азербайджанский топоним «дара» – ущелье, «шам» – елка), который Папазяном представлен, как Дарашамб.

В указе Ягуба падишаха Ак-Коюнлу от 1487 года Гандзасарскому католикосу албанскому Шмавону, которым его паства освобождается от различных податей, сообщается, что Агванк (Албания) является одним из вилайетов Азербайджана: «пусть знают амиры, хакимы, даруга, родовитые, вельможные, знатные, видные люди, мелики, кендхуда и арбабы всего Азербайджана, все мутасадди дел дивана и мубашири царских дел вилайета Агванк…». В данном указе упоминаются армянские священники, которые прибыли для получения подтверждения своих прав в Гандзасаре, однако и тут имеется их армяно-григорианское вероисповедание, а не этническая принадлежность. Во время правления азербайджанских сефевидских шахов также подтверждались прежние указы о патриарших правах католикосов Гандзасара. В частности, об этом говорится в указе шаха Тахмасиба I от 1570 года.

В этот период шла ожесточенная война между османскими и сефевидскими правителями, ареной которой неоднократно становился Азербайджан. В период, когда османские войска захватили значительную часть Азербайджана, в том числе и Карабах, здесь на должность католикоса назначались османские ставленники – армяно-хайские церковники из Малой Азии. С этими ставленниками ожесточенную борьбу вели законные наследники Гандзасарской патриархии из албанского рода князя Гасан Джалала. Только после освобождения Азербайджана от османских войск со стороны сефевидских правителей, католикосат в Гандзасаре был возвращен потомкам Гасан Джалала. Об этом идет речь в указе сефевидского шаха Аббаса I и сопроводительных к этому документу комментариях А.Папазяна. В другом указе шах Аббаса I идет речь о восстановлении храмов Гандзасара и его налогообложении. Также в труде Папазяна наблюдается арменизация некоторых населенных пунктов и собственных имен. Так, село Ханага переименовывается автором в Ханацах и приобретает армянское звучание. Мелик Айказ – превращается в Мелик Айказяна.

Другой армянский ученый: академик Ц.П.Агаян, также грешил фальсификациями исторических документов с целью присвоения азербайджанского наследия. Агаян в своем труде, посвященном азербайджанскому просветителю А.А.Бакиханову, опубликовал карту северо-азербайджанских ханств XVIII века. Однако армянский академик не включил в нее территорию одного из азербайджанских ханств, а именно, Иреванского ханства. При этом в приведенном к карте примечании Агаян отметил, что эту карту он взял из книги П.И.Ковалевского «Завоевание Кавказа Россией», в том виде, в каком она была. Агаян сказал неправду, поскольку в карте, опубликованной в работе Ковалевского, была представлена территория всех ханств, в том числе и Иреванского ханства.
Вместе с тем, некоторые армянские ученые признают и подтверждают, что азербайджанское население издревле являлось автохтонным в Карабахе и других территориях. В частности неопровержимые выводы о том, что кочевое и полукочевое азербайджанское население издревле жило в Карабахе и не является прибывшим извне, сделала Каринэ Христофоровна Кушнарева, известный советский археолог – дочь армянского композитора Христофора Кушнаряна. Она руководила археологической экспедицией на территории Азербайджана (курганный могильник Ходжалы, поселение Узерлик у Агдама).

В 1966 году в Кратких сообщениях института археологии Академии наук СССР она (работа написана совместно с известным археологом А.Л.Якобсоном) пишет: «Для решения проблемы возникновения и развития полукочевого скотоводства коллективу экспедиции пришлось расширить зону работ, включив сюда прилегающую к Мильской степи область Нагорного Карабаха. Лишь параллельное изучение синхронных памятников степных и горных районов могло ответить на вопрос, какие сдвиги произошли в хозяйственном укладе населения Азербайджана к концу II тысячелетия до н.э. и в какой зависимости находились эти два географически разные области? Исследованию был подвергнут Ходжалинский курганный могильник (разведки К.Х.Кушнаревой), расположенный на магистральном пути, идущим из Мильской степи на высокогорные пастбища Карабаха.
Сооружение значительных по величине погребальных курганов высоко в горах, на путях перекочевок, а также резко возросшее по сравнению с предшествующим периодом количество сопровождающего оружия (Ходжалы, Арчадзор, Ахмахи и др.) указывают на господство в этот период полукочевой, яйлажной формы скотоводства.


Таким образом, раскопками синхронных степных и горных памятников с бесспорностью было доказано, что в конце II-начале I тысячелетия до н.э., на территории Азербайджана уже сложилась та форма отгонного, яйлажного скотоводства, которая господствует здесь до настоящего времени и заставляет археологов и историков рассматривать эти районы на протяжении трех тысячелетий как единую, объединенную одной исторической судьбой культурную и хозяйственную область!».

К тому же экспедиция, которой руководила К.Кушнарева, пришла к выводу, что как в Нагорном Карабахе, так и в равнинном Карабахе, а также в Мильской равнине и других территориях Азербайджана, тысячелетиями существовал единый культурно-хозяйственный уклад и экономические связи. То есть, несколько тысячелетий азербайджанские тюрки, являясь древнейшим автохтонным населением Карабаха и других регионов, имеют разветвленный своеобразный уклад и культуру, древнее которой тут не найдено. Именно к таким выводам в 1987 году по итогам 20-летних исследований пришла К.Х.Кушнарева: «Таким образом, работами экспедиции был выдвинут и обоснован тезис о времени сложения отгонного скотоводства и о культурно-хозяйственном единстве степного Миля и горного Карабаха уже в конце II-начале I тысячелетия до н.э., единстве, основанном на общей экономике. Экспедицией установлено, что в древности степь жила многоукладным хозяйством, в оазисах, орошаемых каналами, процветало земледелие и скотоводство; здесь располагались крупные и небольшие стационарные поселения с прочной сырцовой архитектурой. В пустынных межоазисных районах в зимнее время обитали скотоводы; они создавали недолговечные поселения другого типа – землянки, которые с весны до осени пустовали. Между обитателями этих функционально-различных поселений осуществлялись постоянные экономические связи».

Фактически, благодаря исследованиям К.Х.Кушнаревой и А.Л.Якобсона, становится ясно, что кочевое и полукочевое население Азербайджана и их уклад жизни является самым древним культурным феноменом в Карабахе и других регионах Азербайджана. А значит, надуманная концепция о том, что все кочевые народы являются пришлыми на Южный Кавказ и в Азербайджан, рассыпается в свете археологических исследований, проведенных под руководством армянского ученого.

Коснемся еще одного умышленного искажения, до сих пор вносящего сумятицу в историческую науку. Речь идет о традиции обозначать «Персией» обширные территории Передней Азии и Кавказа, не связанные с исторической родиной персов (фарсов), которая была взята европейской наукой из некоторых античных источников. Затем такая традиция перекочевала в российскую (и советскую) науку и дипломатический язык. В результате вошло в оборот называть «персидской» культуру различных народов, входивших в состав иранских государственных образований разного периода. По мнению ученой Г.Сеидовой, в частности так появилась традиция считать «персидским» все азербайджанское и называть «персами» в том числе и азербайджанских тюрок. Труды русских исследователей М.Чулкова, Н.Костомарова, П.Мельгунова, А.Попова, О.Зубашевой-Корнилович, А.Шпаковского, Г.Котошихина, А.Мулюкина, Е.Козубского содержат массу интересных данных по истории Азербайджана, однако эти авторы часто не ставили различия между Азербайджаном и Персией. Впервые на это обратил внимание видный исследователь Е.Зевакин, который, хорошо зная специфику источников изучаемого периода, отметил, что под термином «Персия» часто подразумевается Азербайджан, а под «персами» – азербайджанцы.

В частности, мощное государство Сефевидов было создано азербайджанскими тюрками во главе с шахом Исмаилом I, называвшим себя в начале XVI века «борцом за трон и царство Азербайджана». Как справедливо отмечал советский историк-востоковед И.П.Петрушевский, о руководящей политической роли иранских элементов в Сефевидской империи в этот период не могло быть и речи. При дворе Сефевидов и в войске говорили на азербайджанском языке, в основном были приняты азербайджанские традиции. Об азербайджанском происхождении Сефевидского государства в свое время писал и видный востоковед В.В.Бартольд. Согласно данным источников, в XVI-XVII веках в Азербайджане насчитывалось более 50 городов, торгово-экономическое и хозяйственное значение которых нашло отражение в русских архивных документах XVII века.
В течение многих веков судьбы народов Кавказа, Малой Азии и соседних регионов решались азербайджанскими властителями. Об этом можно почерпнуть немало фактов, в том числе и у армянских средневековых авторов. К примеру, армянский католикос Симеон Ереванци (1710-1780 гг.) в своем «Джамбре» приводит массу документов и указов, подтверждающих, что территория нынешней Армении на Южном Кавказе относилась к Азербайджану и подчинялась азербайджанским правителям. Приведем некоторые из них:
«ГЛАВА 20
Есть указ шаха Сулеймана от 1085 года мусульманской эры, данный по просьбе жителей нашего села. В прошении говорится: «У нас есть [оросительный] канал под названием Шахи-арх (канал шаха), который искони принадлежит нам; но теперь жители [села] Хаджигара хотят насильственно отнять у нас этот канал с водой». В заголовке прошения шах пишет указ на имя сардара Азербайджана и властителя Еревана: «Расследуйте дело; если вода принадлежит Эчмиадзину, отдайте ему, и пусть жители Хаджигары не касаются ее». Найдешь по реестру под №…
Есть указ шаха Сулеймана от 1079 года мусульманской эры, данный в ответ на прошение всех армян Азербайджанской страны, в котором они жалуются, говоря: «Мы — подданные шаха; но мусульмане не разрешают нам звонить в колокола и созывать в церковь, открыто совершать церковные службы и чинят препятствия всему нашему закону». На это шариатский суд 175 пишет постановление, что не следует мусульманам так поступать, а [затем] и шах на обороте [этой же бумага] пишет приказ, чтоб не делали этого. Найдешь по реестру под №…

ГЛАВА 21
Когда персидский шах Аббас Великий в 1112 году мусульманской и в 1052 (1603) нашей эры, во времена католикоса Меликсета, завоевал у турок страну Азербайджан, он: поставил ханом над нашей Ереванской страной Амиргуне».
Как видим, армянский средневековый автор не считает эти земли армянскими, пишет, что они находятся в составе Азербайджана, и называет их «Ереванской страной» – то есть землями Эриванского ханства, созданного в 1604 году, первым беглярбеком которого был назначен азербайджанский полководец Амиргуне-хан (годы правления 1604—1628).
Кстати тут будет уместно коснуться одной истории, связанной с армянским католикосом Мелкисетом и эриванским ханом Амиргуне. В тот период армянские церкви вели борьбу друг с другом за первенство. В этой борьбе немалую роль играли политические заказы европейских правителей, стремившихся использовать армян в своих целях. Усилиями европейских монархий и Католической церкви подавляющая часть армян Ближнего Востока, Малой Азии и Европы приняли католицизм и вели идеологическую войну с армянами-монофизитами на Кавказе. О том, какое противостояние между армянами-католиками и армянами-монофизитами шло в тот период, говорит факт воровства «франкскими патерами» (армянами-католиками) из Учкилиса (Эчмиадзина) мощей Св. Рипсиме и Гаяне, имевший место в 1610 году. По указу сефевидского шаха Аббаса I, эриванский хан Амиргуне послал погоню, которая настигла воров и отняла у них мощи. Были наказаны все повинные в этом преступлении, в том числе эчмиадзинский католикос Мелкисет. Об этом событии повествуется в труде армянского хрониста Аракела Даврижеци (Табризского), который отмечает причастность к воровству армянского католикоса Мелкисета, дозволившего за взятку унести католикам мощи святых из Учкилиса.

Возвращаясь к «Джамбру», оригинал которого хранится в Эчмиадзинской библиотеке, отметим, что в нем приведены указы азербайджанских правителей, пожаловавших различным армянским феодалам земли и титулы меликов на территории Эриванского ханства. При этом ясно отмечается, что подавляющее большинство этих армянских феодалов не являлись ранее тут землевладельцами и возвысились на почве османо-сефевидского противостояния, когда азербайджанские сефевидские правители жаловали земли, титулы и покровительствовали армянским феодалам и католикосам в обмен на поддержку в борьбе с Османской империей.
Во вступительном слове к переводу «Джамбра» на русский язык отмечается: «Рост владений армянских церковных феодалов за счет земель крестьянства можно проследить на примере Эчмиадзина.


В 1713 г. крестьяне селения Алибеклу (азербайджанское село Алибейли – Р.Г.) вследствие своего бедственного положения были вынуждены заложить Эчмиадзину за 14 туманов часть своих земель, называемых Имамарх (Имам архы – Р.Г.). По свидетельству Симеона Ереванци, монастырь превратил эти весьма плодородные земли в пастбища. В дальнейшем крестьяне пытались вернуть свои земли, но так как у них не было денег, чтобы уплатить долг, то монастырь, воспользовавшись этим, в 1736 г. окончательно присвоил себе земли Имамарх.
Боясь, что другие мулькдары могут погасить задолженность крестьян и тем самым отнять эти земли, католикосы стремились не допускать выкупа крестьян из долговой зависимости. Таким же путем при католикосе Александре (1705-1714) попали в руки Эчмиадзина крестьянские виноградники деревни Ошакан».

По поводу села Ошакан, расположенного недалеко от Эчмиадзина, ныне армянские ученые стремятся утверждать, что это издревле армянское село. При этом в виде доказательства ссылаются на «Джамбр» Симеона Ереванци. Однако на проверку выясняется, что С.Ереванци говорит несколько иное, к тому же он сам себя героизирует, представляя как «борца», выгнавшего из Ошкана азербайджанское племя муганлы и заселившего туда армян: «Село Ошакан, которое было мульком св. Престола, лет двадцать тому назад было захвачено мусульманским племенем, называвшимся муганлу. Это племя считало Ошакан своим собственным, родовым хайренакан-мульком (наследственное, родовое владение). …Сей мужественный католикос (Симеон), выступив против этих насильников, боролся несколько лет и, наконец, добился того, что совершенно изгнал оттуда это племя, а местных жителей и еще других армян собрал из разных мест и поселил там. Это случилось в 1217 (1768) году».

О том, кому в действительности принадлежало село и как называлось прежде, интересные данные всплывают при расшифровке купчей, составленной еще в 1489 году, о продаже всего села Ошакан ходже Сади Ваккасу управляющим бейт-ул-мала Чухур-Садского вилайета Амиром Кямал-эд-дином Абдин-беком, А.Д.Папазян в комментариях пишет, что «письмо (т.е. почерк) некоторых названий местностей, упомянутых в тексте /Ошакан, Карпи, Аштарак/, отличается от общего почерка купчей. Чувствуется, что в некоторых местах сделаны поправки другим писцом, или написанное стерто и записано заново. На полях, напротив той строчки, где упомянут Ошакан, некий Мухаммад Шариф констатирует, что тоже село, в границах указанных в тексте, ранее было известно под названием Казанфар. Поэтому кажется вероятным, что замечаемые в тексте поправки внесены позднее».

Значит, один азербайджанский сановник продает другому азербайджанское село Казанфар, которое позже какой-то армянский переписчик назвал Ошаканом. Таким образом, традиции переименования азербайджанских населенных пунктов и их арменизации уходят корнями в средневековье.

Армянские католикосы активно заселяли на азербайджанские земли Иревана армян, а также всеми правдами и неправдами расширяли территорию Эчмиадзинского монастыря за счет земель местного азербайджанского населения. Это удавалось благодаря тому, что армянские католикосы пользовались покровительством со стороны азербайджанских сефевидских правителей, которые закрывали глаза на эти «шалости» армянских церковников, поскольку использовали здесь армян в борьбе против Османской империи.
Значительное количество документов о ползучей аннексии азербайджанских земель со стороны армянской церкви собрано в фондах Матенадарана. На основе этих материалов армянский ученый А.Д.Папазян издал «Персидские документы Матенадарана», вышедшие в нескольких томах в 1956, 1959, 1968 гг. В них в основном, сконцентрированы указы азербайджанских шахов Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу и Сефевидов, охватывающие исторический период с XIV по XVII вв. Большое количество купчих и документов, свидетельствующих о больших масштабах скупки земель со стороны армянских церковников, собраны во втором томе его книги. Среди этих документов есть такие, где за подписью армянских католикосов указывается, что Эчмиадзин и окрестные земли находятся в Азербайджане. Ниже приводим фрагмент одной из грамот села Вагаршапат от 832 г. хиджры (1428 г. и. э.), который ныне хранится в Эчмиадзинской библиотеке:
«…Это (Вагаршапат – Р.Г.) … – одна треть целого села, именуемого Учкилиса из сел нахне Кярби, которое находится в стране Азербайджан, в одной из областей Грузии, в Чухур-Саадском вилайете, — да убережет его бог от Несчастий и бедствий времени, — со всеми его четырьмя границами».

Из этого документа становится ясно, что армяне, некогда переселившиеся из Вагаршапата в Малой Азии (центральная часть Анатолии – нынешней Турции), обосновались в Азербайджане в селе Учкилиса (ныне Эчмиадзин в Армении), и назвали в этом селе «Вагаршапатом» местечко, где они расположились. Уже спустя многие годы, после вытеснения отсюда азербайджанского коренного населения, все село, ставшее владением Эчмиадзинского монастыря и армянского католикоса, было переименовано в Вагаршапат.

В купчей на село Учкилиса, переименованное армянами в Вагаршапат, а одноименный монастырь – в Эчмиадзин, от 1430 года говорится, что Сару (Сары – Р.Г.) Мелик – поверенный шейха Саида-бека ал-Сади продал «патриарху благородной христианской религии, мутавалли Учкилсы халифе Григору третью часть села Учкилсы, которая находится в подчинении страны Азербайджан вилайета Чухур Сад».

Историк В.А.Кулиева относительно этой купчей констатирует, что «по перечисленной богатой титулатуре можно заключить, что упомянутый Саид-бек ал-Сади являлся представителем мусульманского духовенства и принадлежал роду Садлу (Саадлы – Р.Г.). Из документа становится ясно, что село Учкилса /ныне Эчмиадзин/ входило в состав вилайета Чухур Сад, который в свою очередь подчинялся Азербайджану».

Отметим, что азербайджанский племенной союз Саадлы играл важную роль в Государстве Сефевидов, особенно на территории названного по их имени Чухур-Саада где ныне расположена Армянская Республика. До сих пор слово «саадлы», «саатлы» сохранилось в топонимах и названиях населенных пунктов Южного Кавказа (в Азербайджане есть Саатлинский район), однако на территории нынешней Армении они все уничтожены.
А в купчей от 1400 года, содержащей подробное описание границ сел Хот, Шынхер и Халидзор, принадлежащих Татевскому монастырю, фиксируется, что «олки Капаната, Сисаджана (ныне территория Армянской Республики – Р.Г.) и Туман-е Hахчевана принадлежат стране Азербайджан».
Подведя некоторые итоги, следует отметить: на основе многочисленных средневековых армянских авторов можно еще раз констатировать, что земли Азербайджана испокон веков распространялись на Южный Кавказ и территория нынешней Армянской Республики, являлась частью азербайджанских исторических земель.

 

Ризван Гусейнов

Источник: http://www.kavkazplus.com/news.php?id=246#.V8QJyPmLSUl

 

Похожие новости
Новости
Выбор редактора